Русская литература XIX века

Кондратий Федорович Рылеев
1795-1826

Агитационно-сатирические песни.

Рылеев, опираясь на народно-песенные традиции, в частности на «Плач холопов» и «Как за барами житье было привольное», стал сочинять вместе с А. А. Бестужевым песни для солдат. С наибольшей прямотой и силой народность поэзии Рылеева воплотилась именно в этих песнях. Трудно переоценить мощь их агитационно-сатирического заряда. Они откликались на самые злободневные вопросы текущей жизни.

Наиболее ранние песни «Ах, где те острова» и «Ты скажи, говори» посвящены литературно-общественным вопросам ( «Ах, где те острова») и истории дворцовых переворотов ( «Ты скажи, говори»). Первая из них, упоминающая фамилии литераторов, по всей видимости, назначалась главным образом для офицерских кругов. Исследователи декабристской поэзии указывали, что ее критический пафос не поднимается выше либерально-дворянской фронды.

Но все последующие песни назначались для массового потребителя. Песня «Царь наш — немец русский», смело лишая Александра I ореола святости, беспощадно обнажала свойственные ему низкопоклонство перед прусской парадоманией, несправедливость, жестокость, ничтожество. Песня «Вдоль Фонтанки-реки» (1824) обличала военную муштровку и звала на бой против главного муштровщика — «тирана-подлеца». Песня «Ах, тошно мне», лирическим героем которой стал многострадальный крестьянин, гневно осуждала барско-помещичий грабеж народа, неправосудие, поборы, деспотизм царя, его приспешников и возбуждала недовольство народных масс господствующими порядками насилия и произвола. На прямое, открытое революционное восстание поднимает песня «Уж как шел кузнец». В ее огненно-обжигающих строфах как бы сконцентрирована мощь великого народного гнева, все испепеляющего на своем пути. Убийство царя здесь рисуется как подвиг героический и святой: «А молитву сотвори, Третий нож на царя…»

Рылеев, как и другие декабристы, пришел к пониманию того, что без опоры на народ вожди бессильны. Но он остановился перед признанием народа как основной и решающей силы истории.

В названных нами солдатских песнях широко используется разговорно-просторечная лексика и фразеология, а также поговорки, пословицы и меткие выражения. Синтаксическая организация этих песен привлекает простотой и краткостью. Как и в народных песнях, много предложений сочинительного характера: «А теперь господа грабят нас без стыда; А уж правды нигде, Не ищи мужик в суде».

Ясные в своей композиции, эти песни написаны в привычных, с детства знакомых для солдат традициях народно-тонического стиха.

В песнях «Ах, тошно мне» и «Уж как шел кузнец» отчетливо слышится стихийное возмущение закабаленного крестьянства, его ненависть к поработителям-барам и царю. В этих песнях совершенно очевидны реалистические тенденции.

Первые публикации песен Рылеева в основном появились за границей. Песня «Уж как шел кузнец» впервые напечатана в 1861 году в Лондонском сборнике «Русская потаенная литература XIX столетия». Все остальные песни, за исключением «Вдоль Фонтанки-реки», обнародованы в герценовской «Полярной звезде» за 1859 год, при этом песня «Ах, тошно мне» — в сокращенной и крайне неисправной редакции. Песня «Вдоль Фонтанки-реки» впервые опубликована в 1951 году в сборнике «Декабристы и их время».

Агитационно-сатирические песни Рылеева и Бестужева стали во многом примером и образцом для последующего развития революционно-песенной традиции, воплощаемой А. И. Полежаевым ( «Ах, ахти, ох, ура»), В. И. Соколовским ( «Русский император в вечность отошел»), Н. П. Огаревым ( «Размышления русского унтер-офицера перед походом»), В. С. Курочкиным ( «Долго нас помещики душили») и другими поэтами.

 

Реклама от Literature-XIX.Ru


 

Кровельное покрытие Блокада - композитная черепица.