Русская литература XIX века

Александр Сергеевич Грибоедов
1795—1829

Путь к созданию пьесы «Горе от ума».

Точная дата рождения Грибоедова неизвестна. Исследователи высказывают различные предположения: 1790, 1794, 1795. Ни одна из этих дат не имеет полной, неоспоримой, документально подтвержденной достоверности. Но, по традиции, общепринятой датой рождения писателя остается 4 (15) января 1795 года. Его семья относилась к средне-поместному дворянству, но родством и знакомством была связана с кругами старинного барства. Грибоедов получил превосходное домашнее воспитание. В 1806 году им закончен тогда весьма славившийся Благородный пансион при Московском университете. В том же году он поступил в Московский университет. Здесь, блистая успехами, Александр Сергеевич учился на трех факультетах: философском (словесное, отделение), юридическом и физико-математическом. Его незаурядные успехи выразились в том, что он завершил свои занятия на философском (1808) и юридическом (1810) факультетах кандидатом словесности и права. Он был «готов к испытанию для поступления в чин доктора», но, увлеченный волной патриотического движения, покинул университет и вступил в ряды ополчения.

Грибоедов учился в то время, когда во главе пансиона стоял А. А. Прокопович-Антонский, по призванию педагог, сторонник либерального просветительства. В годы пребывания Грибоедова в университете его попечителем являлся М. Н. Муравьев, гуманист, поборник просвещения, поэт и переводчик, предшественник Н. М. Карамзина. В эти годы прогрессивные профессора хранили верность традициям вольномыслия и критицизма. Но самым просвещенным, европейски образованным и гуманным среди них был И. Т. Буле, философ и филолог. Грибоедов слушал его лекции не только в университете, но и частным образом. Буле стал для Грибоедова и наставником, с которым он советовался по многим интересовавшим его вопросам науки.

Исключительно щедро одаренный природой, на редкость любознательный, неутомимый в постижении действительности при содействии преподавателей в домашних условиях, в Московском благородном пансионе, в университете, Грибоедов стал одним из образованнейших людей своего времени. Он владел французским, немецким, английским и латинским языками. Перед ним, обладавшим большими музыкальными способностями, открывалась музыкально-композиторская карьера. Свидетельство тому — два вальса для фортепьяно, сохранившиеся в его наследии. Однако влечение к художественной литературе оказалось более сильным, нежели к музыке и другим областям искусства и науки.

Принадлежа, по оценке Белинского, «к самым могучим проявлениям русского духа», Грибоедов начал проявлять свои творческие способности очень рано. Еще будучи в университете, он нередко читал своим товарищам стихи своего сочинения, большей частью сатиры и эпиграммы. Из этих произведений известна в пересказе С. Н. Бегичева стихотворная пародия на трагедию «Дмитрий Донской» В. А. Озерова. Первыми печатными произведениями Грибоедова стали его корреспонденции из армии, а затем стихотворные комедии и водевили — переделки и переводы с французского языка.

Оставив военную службу, Грибоедов с 1816 года живет в Петербурге. Здесь он быстро входит в литературно-общественную жизнь, связывается с прогрессивно настроенными людьми, вовлекается в литературные споры, пишет стихи, литературно-критические статьи и комедии. Но чтобы вести независимую жизнь и заниматься литературой, необходимы были средства. И ему пришлось в 1817 году поступить на службу в ведомство Коллегии иностранных дел.

Неизвестно, был ли Грибоедов конституционалистом или республиканцем, но совершенно ясно, что он разделял ведущие идеи освободительного движения своего времени, Его расхождения с декабристами относились, по-видимому, к вопросам осуществления этих идей, к способам борьбы за них. Он не верил в победу восстания без участия народа.

Ближайшие друзья Грибоедова не сомневались в его передовой идейности. На вопрос Д. А. Смирнова, племянника Грибоедова, о степени участия Грибоедова в декабристском заговоре А. А. Жандр, друг Грибоедова, прогрессивный драматург и переводчик, ответил: «Да какая степень? Полная“. А когда Смирнов, слышавший об иронической фразе Грибоедова, что “100 человек прапорщиков хотят изменить весь правительственный быт России», с удивлением переспросил: «Полная?», то А. А. Жандр подтвердил свои слова: «Разумеется, полная. Если он и говорил о 100 человеках прапорщиков, то это только в отношении к исполнению дела, а в необходимость и справедливость дела он верил вполне».

Грибоедов, разделяя определяющие воззрения декабристов, антикрепостнические и антимонархические, но не принимая методы их борьбы, судя по всему, не являлся членом их тайного общества. Существует версия, что, вполне уверенные в свободомыслии Грибоедова, декабристы не прилагали особых стараний к формальному его вовлечению в общество. Они берегли в нем «человека, который своим талантом мог прославить Россию».

В ряду ранних комедии, переводных и самостоятельных, Грибоедову одному принадлежат лишь две: «Молодые супруги» (1815) и «Проба интермедии» (1818). При этом первая комедия— переделка французской комедии Крезе-де Лессера. Все остальные написаны им в соавторстве: с П. А. Катениным ( «Студент», 1817), с А. А. Шаховским и Н. И. Хмельницким ( «Своя семья, или Замужняя невеста», 1817), с А. А. Жандром ( «Притворная неверность», 1818) и с П. А. Вяземским ( «Кто брат, кто сестра, или Обман за обманом», 1823). Сюжет «Притворной неверности» заимствован у французского драматурга XVIII века Н. Т. Барта. По своим художественным достоинствам эти пьесы неравноценны.

Но уже в самых первых своих пьесах Грибоедов складывался как драматург прогрессивного направления. Даже в наиболее легких из них, написанных в духе французских комедий, какими являются «Молодые супруги» и «Притворная неверность», защищается глубина чувств, верность в любви, моральная добропорядочность и осуждается легкомысленность, распущенность светских любезников. В комедии «Кто брат, кто сестра…», хотя и мимоходом, осмеиваются криводушие и взяточничество чиновников. В пьесе «Студент», направленной, в частности, против унылых сентиментально-романтических проявлений в жизни и литературе, критикуется легкомысленная своенравность, скупость, праздность, жестокость и беспринципность дворянско-крепостнического барства. Уже здесь слышатся интонации «Горя от ума».

Первые пьесы Грибоедова написаны по правилам тогда господствовавшей развлекательной комедии, сочинявшейся по преимуществу в традициях классицизма. Переводя и переделывая с французского пьесы легкого жанра, Грибоедов принужден был следовать требованиям их стиля. Тем не менее и в переделках. проявляется способность автора к живым стихам, стремление к беглому языку, к просторечию и афористичности, склонность к реалистическим зарисовкам быта. В 1817 году Грибоедов написал пять явлений для второго действия комедии А. А. Шаховского «Своя семья, или Замужняя невеста». В национально-бытовой колоритности этих явлений, в типической обрисовке действующих лиц, в их характерной речи, в живых, естественных диалогах и монологах уже отчетливо намечались свойства будущей оригинальной пьесы. Особенно удался Грибоедову образ скупой, крикливой и сварливой провинциальной помещицы Феклы Саввишны Брызговой. Ее речь, испещренная просторечными словами ( «обрыскает», «потрафить», «таскаюсь», «перемолвить», «путных», «об святой»), отличающаяся прямотой и резкостью ( «Сестра! без проводов! Останься! не ходи!»), богатством разговорных интонаций ( «увижу — разругаю», «невеста хоть куда»), во многом предвосхищает речь Хлестовой из «Горя от ума». Так, преодолевая шаблоны легкой классицистской комедии, осваивая лучшие достижения русской и зарубежной прогрессивной сатирической драматургии, Грибоедов готовился к созданию своего шедевра.

 

Реклама от Literature-XIX.Ru


 

В более старых помещениях ковролин не стелили. Обычно, пол покрывался паркетом или линолеумом.